Big Data, Blockchain и смарт-контракты. Изменят ли цифровые права жизнь предприятий в России

Помощник юриста ТЧК Артём Сидельников подготовил статью по предстоящим изменениям в Гражданском кодексе РФ

Изменения в ГК, вступающие в силу с 1 октября 2019 года, затрагивают несколько направлений. Остановимся на потенциально применимых для производственных предприятий положениях.

1. Письменная форма сделки
Внесены дополнения в п.1 ст.160 ГК РФ. Корреспондирующие изменения сделаны в п.2 ст.434 ГК РФ. Здесь законодатель попытался максимально расширить понятие письменной формы сделки, однако сделал это малопонятно. Есть два условия, при которых можно выразить свою волю с помощью «электронных или других аналогичных технических средств», и это будет равноценно простой письменной форме сделки:
  • - используемые устройства должны позволять «воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки»;
  • - нужно достоверно определить лицо, выразившее свою волю;

По мнению экспертов, данные положения звучат как минимум спорно. Цель изменений - облегчить заключение договоров в электронной форме. Однако такого эффекта не происходит, поскольку возможность «достоверно определить лицо, выразившее волю» продолжает основную проблему «электронных документов, передаваемых по каналам связи» (введенную изначально в п.2 ст.434 ГК). Раньше стороне нужно было быть точно уверенным в том, с кем заключается договор; сейчас эта проблема осталась, и никакого другого решения законодатель не предлагает.

С одной стороны, для заключения договора будет достаточно, чтобы кнопка на сайте была соответствующим образом подписана, поскольку нажав на неё, пользователь совершает полноценное волеизъявление. Для этих же целей подойдёт и отправка подтверждающих SMS. С другой стороны, для таких сделок появляются риски в виде сайтов-дублеров и иных подобных схем.

Если положения о письменной форме сделки так или иначе применимы ко всем участникам гражданского оборота, то следующие положения будут интересны только для тех, кто планирует внедрять новые информационные технологии в свою деятельность.

2. Работа со смарт-контрактами (в т. ч. с использованием технологии Blockchain)
В ст.309 ГК добавляется абзац, который разрешает исполнение обязательств без совершения какого-либо волевого акта, но с применением информационных технологий. Иными словами, речь идёт о смарт-контрактах.

Смарт-контракт подразумевает, что при определённых условиях информационная система сама может совершать необходимые действия. Простейший пример — автоплатёж, который можно настроить в банке.

Возможность использовать смарт-контракты в предпринимательской деятельности существовала и раньше, но указания закона на это не было. Сейчас, законодатель закрепил такую возможность в ГК, тем самым фактически легализовал её применение.

3. Работа с системами Big Data (обработка в аналитических целях огромных обезличенных массивов информации).
Закон расширил понятие Базы данных, определив её как «совокупность данных и сведений», в том, что касается сбора и обработки больших объёмов обезличенной информации (Big data).

Подводя итог, обновленный ГК не вносит существенных изменений в традиционную для производственного предприятия сферу деятельности. Положения ГК потребуют введения отраслевых законов, связанных с организационно-техническим регулированием цифровых прав. Правоприменительная практика по данному вопросу ещё не сформировалась.

Подготовил: Артем Сидельников.


Пресс-центр

Отзывы и рекомендации


ООО "Маммут Рус" настоящим письмом выражает вам искреннюю благодарность и признательность за профессиональную юридическую поддержку в области в области трудового и административного права, оказанную нашему предприятию.
Руководитель трудовой практики "ТЧК" Ирина Питунова проявила себя как юрист высоких компетенций, продемонстрировав профессионализм в текущем сопровождении компании по трудовым и административным вопросам.
Юрий ПоповГенеральный директор

Рейтинги

Ассоциации и союзы